Реконструкция исторических зданий: новый облик старинной фабрики

Денис Ромодин: Краткая история реновации московских фабрик

За прошедшие десять лет в Москве появилось немало интересных проектов ревитализации бывших небольших промышленных предприятий с исторической архитектурой конца XIX — начала XX века. Опыт оказался весьма важным в столичной практике. Не всегда эти работы можно считать успешными, было много ошибок, таких как неправильное использование потенциала территорий, пространства между зданиями или уничтожение исторического наследия промышленной архитектуры. Но мы увидели, как нельзя или, наоборот, можно преобразовать бывшие промышленные предприятия в центральной части города. И не просто преобразовать, но и сохранить наследие промышленной архитектуры так называемого кирпичного стиля конца XIX — начала XX века, оставив дух и элементы истории места.

Первым таким опытом в середине 1990-х годов стала реконструкция бывших промышленных корпусов Товарищества Московской Голутвинской мануфактуры. Корпуса в кварталах, прилегающих к Якиманской набережной, построили по заказу купцов Истоминых по проектам архитектора Кашмана (1893 г.) и инженера-архитектора А. Калмыкова (1895 и 1899–1900 гг.). Краснокирпичные здания были реконструированы и переоборудованы под офисы. На месте некоторых других построек бывшей мануфактуры в начале 2000-х годов возвели новые корпуса второй очереди: деловой центр и многоэтажный паркинг. Это первый крупный и успешный московский опыт преобразования промышленного предприятия под новые цели. Для 1990-х годов — очень интересный опыт ревитализации бывшего промышленного объекта в центре города, ставший первой ласточкой в Москве. Но интерес к промышленному историческому наследию не появился. Многие бывшие фабрики и заводы хаотично и стихийно превращались в бизнес-центры, об их внешнем облике и комплексной реконструкции территории особо не заботились, надеясь на снос всех строений.

Ситуация кардинально поменялась в 2000-е годы. Именно тогда в Москве начали возникать новые проекты, которые стали затрагивать старейшие, уже не действующие промышленные объекты в центральной части Москвы, но сохранившие свое историческое архитектурное наследие. Корпуса бывшей ткацкой фабрики «Красная Роза» были изначально отданы дизайнерским студиям и бюро. Там разместился центр дизайна Artplay. Позже на этой территории началась коренная реконструкция по проекту архитектурного бюро С. Киселева, а центр дизайна переехал на территорию бывшего приборостроительного завода «Манометр» в Сыромятниках. На новой площадке оставались несколько дореволюционных корпусов и три крупных корпуса постройки 1970–1980-х годов, не представлявших никакой архитектурной ценности. Это была первая попытка применить зарубежный опыт, когда бывшие цеха предприятий отдаются дизайнерским бюро — получив дешевые, но интересные площадки в центре города, дизайнеры преобразовывали зачастую заброшенную или депрессивную промышленную территорию.

Самым известным, но временным проектом конца 2000-х годов стала бывшая кондитерская фабрика «Красный Октябрь», разместившая в своих корпусах Международный некоммерческий образовательный проект «Стрелка», многочисленные дизайнерские бюро, редакции СМИ, клубы и рестораны. Все эти учреждения находились в освободившихся помещениях в качестве временных, последние два кризиса вынудили собственников сохранить такой формат, хотя и был подготовлен проект реконструкции территории под жилой комплекс. Но пока судьба этого комплекса и проекта неизвестна.

Еще одним проектом стал выставочный и торгово-офисный комплекс «Флакон», организованный в Москве на территории бывшего хрустального завода имени Калинина. Здесь до 1917 года размещалось предприятие «Торгового дома А. Дютфуа и наследники», но само предприятие серьезно пострадало и до 1924 года не функционировало. Фактически в конце 1920-х годов все корпуса были отстроены почти заново, но перестали представлять какую-либо архитектурную ценность. В 2000-х годах производство на заводе было остановлено, до 2007 года корпуса оставались заброшенными. Первоначально их предполагалось снести, но владелец территории решил в кризис использовать потенциал площадки и преобразовать бывший завод в центр, где разместились офисы, магазины, мастерские и выставочные площадки для творческих проектов в сфере дизайна, моды и архитектуры. При этом были сохранены все корпуса бывшего завода — они получили новое звучание, а центр стал приносить доход и превратился в модное городское пространство.

Еще до появления «Флакона», в 2007 году в Сыромятниках открылся центр современного искусства «Винзавод», занявший цеха обанкротившегося Мосвинкомбината. В дореволюционных корпусах «Русского товарищества пиво- и медоварения» разместились выставочные залы, при этом были сохранены все элементы старой внутренней и внешней отделки цехов и складов. Это уникальный проект, когда бывшее предприятие целиком занял центр современного искусства. Пришлось приложить немало усилий, чтобы приспособить помещения под новые цели и при этом сохранить колорит места и напоминание о том, что здесь когда-то были пивоваренный завод и винный комбинат.

Эти дизайнерские проекты показали нам, как можно весьма интересно преобразовать бывшие промышленные предприятия без крупной реконструкции. Но для того чтобы создать современный деловой квартал и при этом частично сохранить архитектурное наследие, требуется комплексная реконструкция, что и было сделано на примере нескольких бывших промышленных предприятий.

Первым проектом 2000-х годов стал БЦ «Лефорт» на Электрозаводской улице, который разместился в бывших корпусах шелкового комбината имени П. Щербакова. Здесь были сохранены все постройки, фасады старых краснокирпичных дореволюционных корпусов очищены от краски. Появились новые элементы современной архитектуры в виде входных групп и навесных элементов. Корпуса 1960–1970-х годов приобрели новые фасады. В бывшем баке водонапорной башни 1910-х годов разместили переговорную комнату. В целом это первый крупный проект ревитализации промышленного предприятия, единственным минусом стало отсутствие пешеходных зон внутри территории. Но проект успешно показал, как можно сохранить и использовать все промышленные постройки под новые цели.

Проблема внутренних публичных пространств была прекрасно организована в БЦ «Фабрика Станиславского», которая разместилась на территории бывшего завода «Электропровод». До нашего времени не сохранились корпуса меднопрокатного и кабельного завода товариществ «В. Алексеев» и «П. Вишняков и А. Шамшин». В 1890-х годах директор завода Константин Алексеев, прославившийся позже как театральный режиссер Константин Станиславский, организовал в одном из помещений рабочий театр, который позже был закрыт. А в 1912 году по проекту инженера Т. Алексеенко-Сербина построили новый корпус, расположенный вдоль современной улицы Станиславского. Именно это здание и внутренние корпуса 1890-х годов были сохранены: краснокирпичные фасады , очищенные от советской окраски, вновь обрели свою яркую фактуру, внутренние дворики преобразованы в уютные озелененные пространства. Один их корпусов 1890-х годов был отдан Студии театрального искусства, там появилась современная театральная площадка — своеобразное напоминание о бывшем рабочем театре. Проект, выполненный лондонским бюро John McCaslan & Partners, удостоен премии Королевского института британских архитекторов как лучший международный проект 2011 года.

Читайте также:
Пристройки к бане

Это же бюро выполнило проект преобразования бывшей кондитерской фабрики «Большевик» на Ленинградском проспекте в одноименный деловой центр. Перед заказчиками стояла задача полностью сохранить фронтальные здания корпусов, построенных в 1880-х годах по проекту архитектора О. Дидио для фабрики «А. Сиу и Ко». Очищенным от слоев краски фасадам вернули кирпичный красно-желтый рисунок, была восстановлена первоначальная расстекловка оконных рам. Внутренние корпуса приобрели современный облик, появились остекленные галереи между зданиями и новый озелененный дворик.

Следующим проектом, над котором работали иностранные архитекторы, оказался бывший завод «Электролуч» на Большой Пироговской. Заводу в советское время достались корпуса казенного винного склада № 3, построенные еще в 1899 году по проекту архитектора А. Роопа. Фасады всех исторических построек были сохранены, как и внутренние пространства с чугунными колоннами и железобетонными сводами. Вся территория была преобразована в 2008–2014 годах по проекту лондонского архитектурного бюро Buschow Henley.

Интересной отечественной архитектурной работой мастерской архитектора В. Лукомского и бюро «Сити-Арх» стал проект преобразования бывшей ткацкой фабрики имени Фрунзе на Варшавском шоссе в БЦ «Даниловская мануфактура». Примечательно, что краснокирпичные корпуса 1870–1910-х годов были очищены от краски, а на территории сохранены фрагменты промышленного оборудования, которые стали малыми архитектурными формами. Сохранены и ажурные внешние пожарные лестницы, а каркасно-панельный корпус 1970-х годов приобрел краснокирпичный фасад.

В наше время идет преобразование бывшего завода «АРМА», сохранившего газгольдеры и цеха газовых предприятий Букье и Гольдсмита и «Французского общества газового освещения» под новый деловой и дизайнерский центр в Нижнем Сусальном переулке.

Также подготовлен проект преобразования территории завода «Кристалл» на Самокатной улице. Ожидает своей судьбы Трехгорная мануфактура на Пресне и Трехгорный (Бадаевский) пивоваренный завод на задворках Кутузовского проспекта. Эти промышленные предприятия сохранили весьма ценное архитектурное наследство и расположены в престижных районах города. Но все это довольно компактные объекты с плотным расположением исторических объектов, построенных, как правило, в так называемом кирпичном стиле. В городе также есть и большие промышленные площадки с наследием 1910–1970-х годов.

В 2010-х годах правительство Москвы приняло решение о преобразовании трех крупных площадок — бывшего завода «Серп и Молот», ЗИЛа и АЗЛК. Если территория АЗЛК не представляет уже никакого архитектурного и исторического интереса, а территория «Серпа и Молота» сохранила лишь отдельные исторические постройки, то завод имени Лихачева оставил нам архитектурное наследие XX века — железобетонные промышленные корпуса в неоклассическом стиле, — которое требует иного подхода к реставрации или реконструкции с сохранением отдельных элементов фасада. Сейчас идет комплексная реконструкция всей территории с новым строительством, но до нашего времени с потерями сохранились корпуса, выходящие на Автозаводскую улицу. Один из таких корпусов — бывший модельный цех, построенный в 1936 году по проекту архитектора Е. Попова и инженера М. Волчегорского. Это функционалистское железобетонное сооружение имеет фасады позднего авангарда и весьма интересно с архитектурной точки зрения. Для новых собственников и одного из архитектурных бюро, которое сейчас занимается проектом, это первый объект неоклассического наследия с приспособлением под новые функции — автоцентр. По сути, это пока первый пример работы с советской промышленной архитектурой, которая постепенно начинает вызывать интерес в качестве архитектурного наследия, а не просто недвижимости. Возможно, что и цилиндрическое здание бывшего хлебокомбината имени Зотова на Ходынской улице, а также другие интересные объекты советской промышленной архитектуры тоже будут преобразованы и сохранят свой архитектурный облик.

Денис Ромодин специально для «РБК-Недвижимости»

Новая жизнь заводов и фабрик

Московские промзоны — это не только советские безликие корпуса необъятных ЗИЛа и АЗЛК, но и дореволюционной постройки кварталы бывших кондитерских и ткацких фабрик, приборостроительных заводов и типографий. Красные кирпичные корпуса «Красного Октября», Даниловской мануфактуры и фабрики «Большевик» после реставрации снова влились в жизнь города, сохранив исторический облик, но полностью сменив назначение. МОСЛЕНТА собрала девятнадцать примеров того, как промышленные здания старой Москвы, признанные памятниками архитектуры, после реставрации превратились в музеи, бизнес-центры, жилые лофты и арт-кластеры.

Центр современного искусства «ВИНЗАВОД»

Константин Кокошкин / Globallookpress.com

Комбинат виноградных и десертных вин «Московская Бавария» 1889 года постройки на 4-м Сыромятническом переулке проработал до 1980 года. В 2003 году здесь прошла реставрация по проекту архитектора Александра Бродского. В 2007 году на территории завода был основан центр современного искусства «ВИНЗАВОД».

Кондитерская фабрика «Красный Октябрь»

Володина Ольга / Фотобанк Лори

Кондитерская фабрика «Красный Октябрь» на Берсеневской набережной проработала с 1890 по 2007 год, когда ее промышленные мощности были переведены на территорию концерна «Бабаевский». При этом все здания фабрики были сохранены, а объект стал преобразовываться в арт-кластер.

Типография газеты «Утро России»

Константин Кокошкин / Globallookpress.com

Типография газеты «Утро России» в Большом Путинковском переулке была построена в 1907 году по проекту архитектора Шехтеля. В 1990 году здание закрыли, а в 2001-ом здесь провели реставрацию с воссозданием первоначального облика фасада. Здание было перепрофилировано, и теперь функционирует как многофункциональный культурно-деловой комплекс.

Бахметьевский автобусный гараж

Читайте также:
Плинтус в интерьере – выбор цвета, материала и способы монтажа

Константин Кокошкин / Globallookpress.com

Шедевр русского авангарда, Бахметьевский автобусный гараж на улице Образцова был построен в 1926 году по проекту архитектора Константина Мельникова и инженера Владимира Шухова. В 1999 году размещавшееся в здании автопредприятие было выведено на другую площадку. С 2008 по 2011 годы здесь располагался центр современной культуры «Гараж», который впоследствии переехал в ЦПКИО имени Горького. А с 2011 года по настоящее время в Бахметьевском гараже находится Еврейский музей и центр толерантности. С 2002 года в здании ведутся поэтапные реставрационные работы.

архив пресс-службы Департамента культурного наследия г.Москвы

Завод «Электролуч» на Большой Пироговской улице построен в 1899 году по проекту архитектора А. Роопа. В 2006 году завод был выведен из Москвы в город Гагарин Смоленской области. В 2012 году здесь прошла реставрация и реконструкция заводских корпусов, после чего «Электролуч» превратился в бизнес-центр.

Скоропечатня типография товарищества «Левенсон А.А.»

Скоропечатня типография товарищества «Левенсон А.А.» на Трехпрудном переулке 1881 года постройки. В 2006 году здесь прошла реновация, после которой в здании разместился офисный центр.

Здание управления завода имени Лихачева (ЗиЛ)

Артем Коротаев / ТАСС

Здание управления завода имени Лихачева (ЗиЛ) на Автозаводской улице 1916 года постройки. В наши дни часть территории завода отдана под строительство нового жилого района. На снимке — музей хоккейной славы, который станет частью спортивно-развлекательного городского квартала «Парк легенд» на территории бывшей промышленной зоны ЗИЛ.

Здания цехов «Даниловской мануфактуры»

Сергей Мелихов / МОСЛЕНТА

Здания цехов «Даниловской мануфактуры» на Варшавском шоссе были построены в 1867 году. После революции предприятие переименовали в Московскую хлопчатобумажную фабрику имени Фрунзе, и до 2000 года здесь продолжали выпускать ткани и платки. Только в 1994 году мануфактуре вернули историческое название. После реставрации 2011 года бывшая фабрика превратилась в лофт-квартал. Именно здесь находится офис компании Rambler&Co и размещается редакция МОСЛЕНТЫ.

Приборостроительный завод «Манометр»

архив пресс-службы Департамента культурного наследия г.Москвы

Приборостроительный завод «Манометр» на Нижней Сыромятнической улице 1886 года постройки. В 2000 году производственные цеха завода были перевезены в город Энгельс Саратовской области. После реставрации, которая прошла в 2008–2009 годах, на территории бывшего завода разместился центр дизайна «Artplay».

«Московский казенный винный склад №1»

архив пресс-службы Департамента культурного наследия г.Москвы

«Московский казенный винный склад №1» на Самокатной улице, здание 1901 года постройки. В 1987 году был переименован в завод «Кристалл». С 2009 года завод развивает новую производственную площадку на базе филиала «Корыстово». Когда «Кристалл» вывезет из этих зданий все оборудование, на территории завода планируется разместить апартаменты и бизнес-центр.

Георгиевская центральная электростанция

архив пресс-службы Департамента культурного наследия г.Москвы

«Георгиевская центральная электростанция» в Георгиевском переулке была построена в 1888 году и проработала до 1994-го. В 1996 году здесь провели масштабные реставрационные и реновационные работы, после которых здание обрело новую функцию, получив название «Малый Манеж» и став одной из центральных выставочных площадок Москвы.

«Товарищество Московской Голутвинской ткацкой мануфактуры»

Юрий Кирсанов / Фотобанк Лори

«Товарищество Московской Голутвинской ткацкой мануфактуры» на Якиманской набережной 1846 года постройки. В 1990 году отсюда вывезли последнее ткацкое оборудование. В результате реновации 1993–2008 годов бывшую промзону перепрофилировали в деловой центр и жилой комплекс «Голутвинская слобода».

Мануфактура «Товарищества Эмиль Циндель»

Инесса Гаварс / Фотобанк Лори

Мануфактуру «Товарищества Эмиль Циндель» на Дербеневской набережной построили в 1823 году. После реновации старых зданий фабрики в 2007-м здесь открылся деловой центр «Новоспасский».

Завод резиновой промышленности «Богатырь»

архив пресс-службы Департамента культурного наследия г.Москвы

Завод резиновой промышленности «Богатырь» на Краснобогатырской улице, год постройки — 1887. В 2013 году здесь прошла реновация, после которой в этих зданиях находится бизнес-центр «Красный богатырь».

«Шелкоткацкая фабрика Г.И.Симоно»

архив пресс-службы Департамента культурного наследия г.Москвы

«Шелкоткацкая фабрика Г.И.Симоно» на Шаболовке 1836 года постройки. В 2005 году здесь начали проводить реставрационные работы, а в 2013-м комплекс на Шаболовке передали «Высшей школе экономики», которая осуществляет его реконструкцию.

Газовый завод «АРМА»

Константин Кокошкин / Globallookpress.com

Газовый завод «АРМА» на Нижнем Сусальном переулке 1865 года постройки. Завод закрыли в 2002 году, и уже с 2003-го «АРМА» стала одной из площадок Russian Fashion Week. Здесь открываются студии модных дизайнеров, галереи и шоу-румы.

Корпуса «Трехгорной мануфактуры» на улице Рочдельской были построены в 1799 году. Начиная с 2012 года предприятие переводят в город Гаврилов-Ям Ярославской области, а здания цехов перепрофилируют под комплекс апартаментов класса DeLuxe, гостиницу и офисные помещения.

Театр для рабочих Медеплавильного и кабельного завода «Товарищества Алексеев, Вишняков, Шамшин»

архив пресс-службы Департамента культурного наследия г.Москвы

Театр для рабочих Медеплавильного и кабельного завода «Товарищества Алексеев, Вишняков, Шамшин» был построен на улице Станиславского в 1890 году. А в 2007 году в этих зданиях была проведена «реставрация с приспособлением под современное использование»: главный производственный корпус стал офисным центром «Фабрики Станиславского», а второму корпусу вернули первоначальную функцию и сегодня здесь располагается «Студия театрального искусства» под руководством Сергея Женовача.

Красные с белым орнаментом корпуса кондитерской фабрики «Товарищества А. Сиу и Ко» были построены на Петербуржском шоссе (теперь это — Ленинградский проспект) в 1884 году по проекту архитектора Оскара Дидио. В советские годы фабрику переименовали в «Большевик» и продолжили использовать по назначению. Кондитерское производство было выведено отсюда только в 2012 году. Теперь в старых корпусах размещаются офисы и рестораны, а в здании бывшего амбара находится Музей русского импрессионизма.

Партнерские материалы
  • Город
  • Люди
  • История

Moslenta, 2022 г. 18+

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Заводы стоят того: как реконструируют промышленные здания

Завод “Кристалл”. Фото: m24.ru/Евгения Смолянская

Читайте также:
Отделка утепленного фундамента

В октябре промышленную архитектуру Москвы признали отдельным видом культурного наследия, и неспроста. Больше ста лет назад каждый владелец фабрики заказывал особый проект здания, привлекая к строительству фабрик по производству котлов или пивзаводов лучших архитекторов. В начале ХХ века промышленные предприятия проектировали знаменитые авангардисты, в том числе братья Веснины и Константин Мельников. Заводы возводились на окраинах города, но с ростом Москвы многие из них оказались в самом центре. Сегодня промзоны занимают почти 10 процентов площади Центрального округа.

Многим посчастливилось остаться практически в первоначальном виде, другие реконструировали под запросы времени. О самых интересных проектах реконструкции московских промзон корреспондент m24.ru поговорил с архитектурным краеведом Денисом Ромодиным и архитектором и реставратором бюро “Реставратор-М” Ольгой Лебедевой.

Бассейны в бывших ангарах и переговорки в водонапорной башне

Чаще всего здания закрытых заводов реконструируют под бизнес-центры. “Промышленные цеха бывших заводов – это огромный опен-спейс. Преимущество этих зданий в том, что они строились с наименьшим количеством внутренних несущих стен. Там были чугунные или стальные опоры, на которых держались бетонные перекрытия. Высота потолков этих цехов около трех – трех с половиной метров. Это пространство достаточно легко перестроить под офисы, как это сделано в бизнес-центрах “Большевик” или “Даниловская мануфактура”, – рассказал Ромодин.

Он добавил, что в некоторых заводах есть цеха ангарного типа с шедовыми крышами, которые тоже можно приспособить для разных нужд. Например, в бизнес-центре “Даниловская мануфактура” в таких частях разместились магазинчики и ателье, а в одном из этих цехов сделали фитнес-центр с бассейном. В здании бывшего чугунолитейного и арматурного завода “Монометр”, в котором находится центр дизайна Artplay, в этих цехах разместились шоу-румы и дизайнерские студии. В бизнес-центре “Фабрика Станиславского” похожий корпус переделали под помещение Студии театрального искусства.

“Студия театрального искусства”. Фото: m24.ru

Самые интересные проекты реконструкции заводов

У экспертов есть свои любимые заводы, которые при реконструкции сохранили максимум заводского колорита. По словам Ромодина, один из самых удачных – бизнес центр “Фабрика Станиславского” в здании бывшего московского кабельного завода “Электропривод”, в котором когда-то работал великий режиссер.

“Сами здания были практически в аварийном состоянии. Во время реконструкции удалось расчистить корпуса, внешний вид краснокирпичной кладки и даже сохранить какие-то детали. Например, отбойники и какие-то механические элементы на фасадах, которые напоминают о месте, передают заводской колорит. Внутри фабрики сделали современные офисные помещения. Это было самое начало опыта по переделке фабрик. Плюс в здании завода появился театр – Студия театрального искусства Сергея Женовача.

Другой интересный комплекс – бизнес-центр “Даниловская мануфактура” на территории бывшей суконной мануфактуры. Раньше стены завода были выкрашены в разные цвета – серый и бежевый. “После того как это все расчистили, открылась прекрасная дореволюционная архитектура. Там сохранили металлические пожарные лестницы, как в американских фильмах о Нью-Йорке. Из деталей оборудования и станков сделали декоративные инсталляции во дворе. Например, там стоит кран с крюками”, – рассказал Ромодин.

“Даниловская мануфактура”. Фото: www.facebook.com/dm1867

Удачно реконструировали и кондитерскую фабрику “Большевик”, ставшую в 1884 году первым в России электрифицированным предприятием. Корпуса со стороны Ленинградского проспекта отреставрировали, на башенке восстановили кровлю, фасады очистили от краски. Оказалось, что они выстроены из двух типов кирпича. С внутренней стороны здания надстроили, и получился интересный контраст между старой и новой архитектурой. Для холодного времени года между корпусами сделали внутреннюю улицу с остекленным пассажем. В марте следующего года в этом деловом квартале должен открыться Музей русского импрессионизма.

Как приспосабливают экзотические помещения

На многих заводах есть совершенно нестандартные помещения: газгольдеры (резервуары для хранения газа), башни и элеваторы, которые тоже перестраивают под запросы времени.

“В газгольдерах на заводе “Арма” (бывший Московский газовый завод, около метро Курская) оставили пожарные лестницы, а офисы расположили секторально по кругу в виде кусочков пирога”, – отметил Ромодин.

По словам эксперта, самые нефункциональные элементы после закрытия предприятий – фабрично-заводские трубы и водонапорные башни. Их часто сносят, потому что башни сложно использовать в новых целях. Но есть и позитивные примеры. Например, водонапорная башня в бизнес-центре “Лефорт”. Из нее убрали бак, прорубили окна, и получилось оригинальная переговорная.

И пожалуй, самые колоритные заводские строения – железобетонные элеваторы (резервуары для хранения зерна). Такие сооружения, построенные в предвоенное время, есть на Краснопресненском мукомольном заводе и сейчас не используются. “Это советская постройка, я очень надеюсь, что они не будут снесены. Были такие планы, но сейчас кризис остановил эти работы. В них можно расписать окна и превратить в офисные или жилые башни”, – считает Ромодин. По его словам, за рубежом есть много таких проектов.

В каких заводах-памятниках архитектуры сохраняется производство

До наших дней производство сохранилось в основном на пищевых и косметических московских старинных предприятиях. На бывшей фабрике Абрикосовых (“Абрикосов и сыновья”) Бабаевский кондитерский комбинат выпускает любимые с детства “Белочку” и “Вдохновение”. Кондитерское объединение “Ударница” с 1920-х годов производит легкие сладости (зефир “Шармэль”) на бывшем Шаболовском пивоваренном заводе.

Предприятие вынуждено было поменять свой профиль в период борьбы с алкоголизацией в советское время. В старинном здании до сих пор находится и фабрика “Свобода”, основанная на базе фабрики парфюмерного товарищества “А. Рале и Ко”. Также не поменяла профиль “Новая заря”, основанная в 1864 году французским подданным Анри Брокаром.

Какие промзоны реконструируют сейчас

Сейчас самая большая реконструируемая промзона в городе – завод “Серп и молот” в Лефортово (500 гектаров). Однако там осталось не так много исторических корпусов. Предприятие кардинально реконструировали в 1960–1970-е годы и вместо старых советских корпусов построили новые. На месте этой промзоны будет жилая и офисная застройка.

Читайте также:
Светодиодная лента - как подключить к блоку питания, к компьютеру, к авто

Похожая ситуация в промзоне бывшего завода “Москвич” (АЗЛК), закрывшегося больше десяти лет назад. Территорию для строительства завода выделили в 1960-е годы в чистом поле. Там тоже нет исторических корпусов. На месте этой промзоны появится технопарк.

Еще больший интерес вызывает реконструкция промзоны бывшего завода имени Лихачева (ЗИЛ), где есть несколько исторических корпусов. Там сохранено историческое здание заводоуправления. До недавнего времени в нем был музей предприятия, а теперь его сменит музей хоккейной славы. Его почистили от краски и уже заканчивают реконструировать.

Территория ЗИЛ. Фото: m24.ru/Михаил Колобаев

Также на территории завода вдоль Автозаводской улицы сохранились железобетонные корпуса с большим остеклением 1930-х годов. Внешний облик этих зданий будет сохранен, а сзади появятся дополнительные пристройки. Один из таких корпусов – модельный цех – приспособят под автоцентр. Каким он будет, рассказала Ольга Лебедева, архитектор, реставратор архитектурного бюро “Реставратор-М”, занимающаяся проектом реконструкции этого здания.

“Модельный цех, где проектировали автомобили, будет сохранен. Это красивый корпус, очень хороший. Чистый конструктивизм 1930-х годов. После реконструкции там будет автоцентр. Это правильно. Устраивать жилье в этом здании – это нонсенс. Сама планировка, большие ангары, а также история этого места хорошо для этого подходят. Есть какая-то преемственность в том, что в здании, в котором проектировали автомобили, теперь будут их продавать”.

Архитектор рассказала, что фасад построенного здания не полностью соответствовал изначальной задумке его авторов. Теперь в процессе реставрации цех может обрести исконный фасад:

“Нами были найдены чертежи 30-х годов, и по ним были сделаны несколько вариантов. Фасады здания, запроектированные в 30-е годы XX века, имели более крупную разбивку витражей, но при строительстве членения сделали более мелкими, что нам показалось менее убедительным для такого протяженного фасада, поэтому мы предложили заказчику два варианта. Один на основе существующего членения, а второй – с витражным членением, как в исторических чертежах 30-х годов. Было бы замечательно восстановить первоначальную задумку архитекторов.

Сейчас здание находится в аварийном состоянии. Конечно, нужно привести все в порядок. И опять есть два варианта. Первый – демонтировать все старые витражи и поставить новые конструкции с первоначальным ритмом. Второй – вставить витражи по старым членениям. Есть еще один интересный момент. В процессе эксплуатации здания уровень земли поднялся почти на два метра, и окна первого этажа оказались не видны. Мы предложили восстановить первоначальный уровень и открыть первый этаж, который представляет собой ленточное остекление, делающее здание как бы летящим над землей”.

На территории завода ЗИЛ. Фото: m24.ru/Михаил Колобаев

Также на ЗИЛе сохраняется промышленная часть за железной окружной дорогой. В исторических корпусах работают штамповочные и прессовочные цеха завода “Автофрамос” Renault.

Какие заводы нуждаются в реконструкции

Самый значимый с точки зрения архитектуры промышленный объект выбрать сложно. У каждого искусствоведа свои предпочтения.
“Я считаю самым уникальным из всех исторических Трехгорный (Бадаевский) пивоваренный завод около будущей станции метро “Кутузовский проспект”. До нашего времени он сохранил интересные промышленные корпуса 1880–1910-х годов, – рассказал Ромодин. – Там два наслоения архитектуры.

Известный московский архитектор конца XIX века Максим Геппенер спроектировал завод в неовизантийском стиле, а впоследствии там работал Роман Клейн – автор здания магазина “Мюр и Мерилиз” (ЦУМ) и Музея изобразительных искусство имени Пушкина. Там он создал неоготическую архитектуру. Получился небольшой кирпичный замок”.

Преобразований ждет и завод “Кристалл”, но пока собственники отказались от масштабной реконструкции и решили просто отдать корпуса дизайнерам.

Завод “Кристалл”. Фото: m24.ru/Евгения Смолянская

Исторические корпуса также сохранились в бывшем оптическом заводе “Геофизика” на Стромынке и в НПО “Союз” у Лужнецкой набережной. Другая интересная промзона – ткацкая Трехгорная мануфактура на Рожественской улице в Пресне. Это крупнейшее промышленное предприятие в Центральном округе. Интересен с точки зрения архитектуры НПО “Салют” в Столярном переулке – стратегическое предприятие Минобороны, расположенное в корпусах бывшей мебельной фабрики “Мюр и Мерилиз”.

Немало беспокойства вызывает у экспертов и бывший хлебозавод имени Зотова, построенный в 1931 году по проекту архитектора А.С. Никольского. Это один из ярчайших памятников советского конструктивизма. “Производство внутри этого цилиндра было налажено по спирали. Выпекание хлеба шло сверху вниз, – отметил Ромодин. – Сейчас там нет никакого производства, но здание само по себе очень интересно. Из всех типовых хлебозаводов в Москве только оно более-менее сохранилось. Остальные являются действующими производствами, и их сильно модернизировали”.

Около 16 процентов памятников Москвы – объекты промышленной архитектуры. Сейчас интерес к ним носит позитивный характер. Хотя вполне вероятно, что мода на фабричные здания пройдет, и они снова будут пустовать. Художники и небольшие творческие студии могут покинуть их в любой момент, поэтому они нуждаются в поддержке. Пустующие мануфактуры и заводы, которые есть в каждом городе (так называемый «серый пояс»), можно превратить в буферную зону, которая перетянет на себя часть коммерческих проектов и снизит нагрузку на исторический центр.

The Loft, Москва, Россия

В начале семидесятых годов XIX века Марк Демент основал небольшое шорно-седельное производство, которое стало быстро развиваться. В 90-х годах он имел уже значительные средства: фабрику человек на 200, кожевенный завод – всю нечетную сторону Духовского переулка (бывший Кладбищинский) с 1890 года занимал кожевенный заводик товарищества «М. Демент и сын».

Своего сына Якова Марк Соломонович отправил в Германию для всестороннего изучения кожевенного дела. В течение нескольких лет он работал простым рабочим на разных немецких кожзаводах и таким образом постиг все секреты их производства. После его возвращения в Москву отец с сыном открыли свой кожевенный завод, на котором применялась самая передовая немецкая технология выделки кож и пошива кожевенных изделий. Дела пошли хорошо, и производство стало приносить прибыль. Семья же жила в особняке при заводе в Гольянове. За особняком был хозяйственный двор, на этом дворе держали кур.

Читайте также:
Скандинавский стиль в интерьере квартиры (63 фото): дизайн малогабаритных помещений, реальные проекты для маленьких помнат

Марку Дементу принадлежало 2 производства: сам завод, на котором вырабатывали дубленые и сыромятные кожи, и шорная мастерская, где изготавливались кавалерийские седла, обозная и артиллерийская упряжь и различное снаряжение для военного ведомства. Завод был оснащен одним локомобилем и тремя электродвигателями общей мощностью 104 лошадиные силы. Годовое производство в 1909 году определялось в сумме 700 тыс. рублей.

В начале 1910-х уже упоминается как «Товарищество Кожевенного завода Военно-шорно-седельной фабрики и торговли военными кожевенными товарами М. Демент и сын». Адрес правления: Москва, Даниловка, Кладбищенский проезд, собственный дом. В архиве указано, что завод существует с 1869 г. и в ассортименте у него: седла форменные офицерские и солдатские, дамские и английские; упряжь; снаряжение для нижних чинов; манежные и прочие принадлежности.

В советское время завод был национализирован и много раз менял название: «1-я Государственная шорно-седельная фабрика», государственный кожевенный завод «Шоркож», «Красный дубитель». В 1957 году завод был реконструирован для выпуска ряда изделий текстильного оборудования и получил название «Московский завод технических изделий». Последнее название ЗАО Техостнастка, присвоено было в 1989 году.

В 2012 году компания Red Development начала реконструкцию старых корпусов завода для создания квартала Loft 17 (Духовской переулок, 17, стр. 10, 12, 17-18). В каждом из четырёх корпусов апарт-комплекса премиум-класса Loft 17 расположены 106 апартаментов площадью от 32 до 110 кв. метров. В проекте есть апартаменты с выходом на эксплуатируемую кровлю, двухуровневые апартаменты, а также офисы с отдельными входами. Свободная планировка и панорамное остекление – неотъемлемая часть проекта. Дизайн общих зон разработан архитектурным бюро Glekel &Partners. Общая площадь резиденции L17 – 8,4 тыс. кв. метров – это закрытая территория с собственным сквером и парковкой. Застройщик – компания RED Development – завершила строительство объекта в 2014 году.

The Loft Club (Духовской переулок, 17) также зародился в 2012 году, когда девелопер – NAI Becar Apartments – начал глобальную реконструкцию здания. В эксплуатацию обновленное здание было введено в 2013 году. Результатом стало создание современного административного и жилого комплекса, куда вошли 80 лофтов свободного назначения площадью от 26 до 2 тыс. кв. метров, большими окнами и потолками до 5 метров и террасами.

Сейчас территория бывшего кожевенного завода – это современная жилая малоэтажная резиденция, включающая апартаменты бизнес-класса, а также офисы и торговые помещения с отдельным входом. В корпусах старинного кожевенного завода воссоздана атмосфера классических нью-йоркских лофтов. При реконструкции был сохранен исторический облик зданий, внутренние перегородки из красного кирпича, а новые кованые элементы и авторский декор подчеркнули элегантность архитектуры. Здания сохранили в себе индивидуальные черты и приобрело подлинное очарование за счет привнесения в исторический облик фасада современных элементов дизайна. Преображение некогда промышленных зданий кожевенного завода является удачным примером реконструкции исторического наследия и внедрения в его структуру современных инженерных разработок.

Новая жизнь фабрик: как развивается тренд на лофты

Реновация промышленных зданий в Москве проходит не первый год: бывшие промзоны получают шанс на новую жизнь не только в центре города, но и за его пределами. Сооснователь Architects of Invention Антон Хмельницкий рассказывает, как архитекторы работают над адаптацией бывших производственных корпусов к жилой функции

Новый красный

Поначалу в бывших зданиях фабрик и мануфактур располагались преимущественно офисные лофты: такая стилистика подразумевала минимальную адаптацию бывших производственных цехов к новой функции и замену инженерных систем. Однако тенденции рынка привели к тому, что офисы на месте бывших фабрик перестали быть чем-то особенным. В поисках лучших форматов для развития промышленных зданий и за видением их развития уже в формате жилой недвижимости девелоперы обратились к архитекторам.

Тренд на трансформацию фабричных и складских зданий в современное жилье исторически сложился в тех европейских городах, где индустриальные зоны располагались в центре города или на набережной. Характерный пример такой промышленной зоны — бывшие доки в Лондоне. Склады и фабрики традиционно располагались вдоль Темзы, в том числе и в самом центре города, поэтому уже с начала 80-х годов такие районы постепенно превращались в премиальные жилые кварталы с деловыми и торговыми центрами. В Москве подобной практике всего 10 лет, но уже сегодня мировой опыт позволяет нам ориентироваться в трендах «фабричного» жилья.

У заводских зданий из красного кирпича есть ряд неоспоримых достоинств, которые позволяют архитекторам приспособить их к современной жизни. Прежде всего, это большие окна, высокие потолки, широкая сетка колонн и отсутствие несущих стен внутри помещений. Работать с такими пространствами легко, несмотря на большую глубину этажей. Фактурный кирпич при этом сохраняется только снаружи. Внутри современные материалы позволяют разработать самые разные дизайнерские решения, более сложные чем просто открытые коммуникации и отсутствие отделки кирпича. Покупатель получает сразу несколько преимуществ: с одной стороны, жизнь в здании с историей, с другой — адаптированное жилое помещение для всей семьи.

Смена приоритетов

Следует отметить, что по российскому законодательству далеко не каждое здание бывшей фабрики можно приспособить для жилой функции. В основном проекты реализуются в местах «легких» производств — это бывшие ткацкие или кондитерские фабрики. В большинстве случаев имеет смысл реконструировать заводские здания под жилье именно в центральных районах города. Такой путь развития, к примеру, мы выбрали для бывшей кондитерской фабрики имени Марата на Малой Ордынке.

Высокий класс проекта во многом определяет его местоположение вблизи ключевых достопримечательностей. Фабрика имени Марата вошла в состав Собрания клубных домов ORDYNKA. Учитывая характеристики здания — высоту потолков и большое количество естественного света — нам удалось создать внутри функциональные квартиры самых разных размеров: от компактных до двухуровневых пентхаусов. Исторический отреставрированный фасад при этом сохранит идентичность Малой Ордынки и ее аутентичный облик.

Читайте также:
Отвердители: полезные добавки для эпоксидных смол

Работа по созданию жилья в зданиях бывших производств сложна также и соблюдением требований охранных организаций по сохранению объектов культурного наследия. В таком проекте архитектор и девелопер всегда работают с существующим зданием со своей историей, с его особенностями и стилистикой. Основная задача в данном случае — не просто создать эффектный и востребованный формат жилья, а сохранить дух здания и все его исторические элементы, среди которых не только детали фасадов или входных групп, но и несущие конструкции, такие как своды Монье или колонны.

Один из последних успешных примеров по созданию жилья в зданиях бывших заводов — реконструкция Battersea Power Station в Лондоне. Построенная в 1941 году в стилистике ар-деко электростанция приобрела один из самых узнаваемых и любимых силуэтов в городе. Работа с таким знаковым объектом потребовала от архитекторов Wilkinson Eyre аккуратности и бережности по отношению к наследию.

Помимо офисов, в объекте предусмотрели жилые форматы: апартаменты и виллы разместили в восточном и западном блоках. Архитекторам удалось найти интересное сочетание стекла и камня. Создание собственных зеленых «оазисов» для квартир и апартаментов в бывших фабриках также позволяет покупателю по-новому взглянуть на формат. И это одно из преимуществ «фабричных» проектов — наличие собственных территорий, где можно разбить сады или парки.

ТОП-10 впечатляющих примеров редевелопмента зданий

В каждом городе обязательно найдется промышленное здание, лучшие времена которого остались в прошлом – бывшие заводы, фабрики, элеваторы, ГЭС. Часто такие здания находятся в жилой черте города, в хорошем состоянии, имеют интересную архитектуру и занимают дорогие земельные участки. Поэтому мировая практика в вопросе заброшенных зданий склоняется к их сохранению и преобразованию в новые пространства. Редевелопмент выгоден и бизнесу, и городу – поддерживается не только архитектурное наследие, помогая двигаться по современному пути использования инфраструктуры, но и экономится городской бюджет. Проектов оригинальных преобразований очень много, мы отобрали для вас десять наиболее интересных, на наш взгляд, примеров удачного редевелопмента.

Реконструкция здания бывшего сахарного завода в районе DUMBO. Бруклин, Нью-Йорк, США

Нью-Йоркское архитектурное бюро ODA превратило фабрику в бруклинском арт-районе DUMBO с видом на Ист-Ривер в офисное здание с огромным блестящим стеклянным фасадом. Новый офисный комплекс занимает бывшее здание сахарного завода Arbuckle Brothers.

Проект дал “вторую жизнь” историческому промышленному зданию, построенному в 1898 году George M Newhall Engineering Co. Сахарорафинадный завод Arbuckle Brothers не пережил Великой Депрессии, потерял свой западный фасад и около 50 лет находился в запустении. В 1991 году собственником здания стала инвестиционная фирма Triangle Assets и доверило бюро ODA проект реновации.

ODA восстановила три оригинальных фасада кирпичной кладки на восточной, северной и южной сторонах здания и добавила, похожий на оригами, стеклянный западный фасад, в котором отражаются расположенные рядом парк и набережная. Из его окон открывается великолепный вид на Манхэттен. Ряд существовавших особенностей здания архитекторы постарались сохранить, среди которых – сводчатые кирпичные потолки и существующие стены.

Блестящая, геометрическая структура, по задумке архитекторов, ассоциируется с кристаллами сахара и отсылает к истории здания. Основатель ODA Эран Чен описывает адаптивное повторное использование здания как “красивое и провокационное”.

Роскошные квартиры вместо газгольдеров. Лондон, Великобритания

Авторы: WilkinsonEyre, интерьеры Jonathan Tuckey Design

WilkinsonEyre завершила трансформацию трио газгольдеров в роскошные апартаменты с интерьерами от Jonathan Tuckey Design. Лондонское архитектурное бюро, возглавляемое Крисом Уилкинсоном и Джимом Эйром, выиграло в 2002 году конкурс на строительство квартир в трех газгольдерах.

Проект является частью генерального плана для участка площадью 27 га вокруг станции Кингс-Кросс в Северном Лондоне, который также включает в себя офисный блок Duggan Morris Architects и торговый центр Coal Drops Yard.

Три корпуса построены в 1860-е годы и представляют собой оригинальные кованые каркасы с цилиндрическими формами. Каркасы были демонтированы, отреставрированы и вновь возведены на том же месте. Внутри комплекса есть внутренний двор, бассейн, рядом – парк Gasholder.

“Газгольдеры создают динамический контрапункт между старым и новым”, – сказал Крис Уилкинсон, который решил купить здесь квартиру для своей семьи.“Он представляет собой самую суть городской жизни и открывает уникальный вид на канал”, – сказал он. “Нам нравится идея прыгнуть в поезд и умчаться в Париж на выходные, при этом мы хорошо связаны с остальной частью Лондона и вообще всей страной” .

Авторы: Open Architecture

Пять контейнеров с авиационным топливом в бывшем аэропорту Лонхуа в Шанхае преобразованы студией Open Architecture в парк искусства и культуры. Бюро спроектировало 60 000 квадратных метров пространства галереи на бывшей промзоне для китайского коллекционера Цяо Чжибина.

Контейнеры плавно соединяются друг с другом с помощью оригинального решения ландшафта – проектировщики “поиграли” разными уровнями и волнообразными зелеными насаждениями. “Этот проект – история о том, как промышленные реликвии перевоплощаются через искусство в новую эру развития города”, – рассказали в студии, которую возглавляют архитекторы Ли Ху и Хуан Вэньцзин. – “Резервуары превращаются из контейнеров с нефтью в контейнеры искусства и жизни.”

Два резервуара стали художественными галереями – один выполнен в виде традиционного белого куба, а другой имеет оригинальное внутреннее решение, оставленное открытым для обозрения. Остальные три бака – это многофункциональные выставочные и развлекательные пространства.

Являясь отдельными формами снаружи, под землей резервуары соединяются “артериями” в виде широких лестниц. Появившиеся в стенах резервуаров окна помогают привлечь в выставочные пространства естественный свет.

Читайте также:
Сделать забор на даче

Две больших общественных площади urban plaza и event plaza, расположенные в ландшафтном парке, спроектированы как места, где можно проводить церемонии, вечеринки и выступления, при этом чувствуя себя за пределами города, в окружении природы. “Это драгоценный кусочек городской экосистемы, который, надеемся, привлечет птиц и белок”, – сказали архитекторы.

Отель TWA в терминале, спроектированном Ээро Саариненом, аэропорт Джона Кеннеди. Нью-Йорк, США

Авторы: Lubrano Ciavarra Architects, Beyer Blinder Belle, Inside, INC Architecture & Design, Stonehill Taylor
2019 год

15 мая 2019 года для всех желающих остановиться в здании бывшего терминала TWA аэропорта Джона Кеннеди в Нью-Йорке, спроектированного архитектором Ээро Саариненом, спустя 16 лет реставрации распахнул свои двери отель.

Оригинальное здание было построено в 1962 году для Trans World Airlines – крупнейшей американской авиакомпании, которая работала с 1930 до 2001 годы. Ранее известное как центр полетов TWA, здание было закрыто в 2001 году, поскольку не могло больше соответствовать современным условиям авиаперевозок.

Нью-йоркские фирмы Lubrano Ciavarra Architects и Beyer Blinder Belle способствовали масштабному обновлению и расширению терминала, Inside, INC Architecture & Design спроектировала помещения для проведения мероприятий, а Stonehill Taylor – номера.

Интерьер общественных зон оформлен в красных тонах, “изюминкой” стала гостиная с монолитными креслами и ковром оттенка перца чили.

512 номеров отеля расположены в двух новых зданиях и спроектированы в духе 1960-х годов, чтобы погрузить постояльцев в историю оригинального терминала. В номерах – белые стены, полы из темного дерева, акценты из ореховых панелей и бронзы, и окна – от пола до потолка, через которые проникает достаточное количество естественного света. В распоряжении гостей отеля TWA шесть ресторанов, восемь баров, банкетный зал, фитнес-центр, магазины и аутлеты, бассейн на крыше, смотровая площадка и музей.

На летном поле также есть коктейль-бар, который занимает модернизированный самолет Lockheed Constellation L-1649A Starliner 1956 года.

Авторы: Adjara Group

Совсем недавно в развивающемся районе Вера в Тбилиси открылся отель Stamba. Проект представляет собой реконструкцию печатного издательства советской эпохи местными девелоперами Adjara Group.
Отель примечателен своим аутентичным вестибюлем, в котором сохранилось множество оригинальных деталей здания, включая печатное оборудование, подвешенное к потолку. Проектировщики хотели показать, как выглядело здание, когда оно было издательством – стены и потолки остались такими же, какими они были раньше.

В то время как пространство вестибюля сохранило большую часть своего первоначального облика, Adjara Group сделала одно поразительное дополнение – установленный на крыше бассейн со стеклянным дном, через который в здание проникает естественный свет.

Просторные номера отеля Stamba имеют высокие потолки, а стены оформлены работами грузинских художников. Идея концепции Stamba – содействовать взаимодействию между международными гостями и местными жителями в общественных зонах отеля, которые включают два двора, ориентированных на социальную деятельность и проведение мероприятий.

Превращение скотобойни в культурный центр. Порту, Португалия

Авторы: Kengo Kuma & Associates

Kengo Kuma & Associates и португальская архитектурная фирма OODA объединились, чтобы превратить заброшенную скотобойню Matadouro площадью 20 500 квадратных метров в культурный центр. Этот проект должен активизировать, переосмыслить и задействовать местную историю и память города.
Бывшая скотобойня будет включать в себя несколько новых мест для отдыха, среди которых художественная галерея, музей, кафе и обширная библиотека с оригинальными книжными стеллажами от пола до потолка.

Весь комплекс будет увенчан широкой крышей из терракотовых керамических плиток, перекликающихся с палитрой местных домов. Крыша также будет оформлена многочисленными стеклянными панелями, позволяющими дневному свету проникать в здание и одновременно освещать пространство ночью.

Waypoint – кислотный шар. Беллингем , Вашингтон, США

Большая стальная сфера, найденная на территории закрытой бумажной фабрики, была перепрофилирована бюро Mutuus Studio в артефакт Waypoint в парке Wayfront на набережной Беллингема. 13 гектаров парка включают в себя газоны, тропиночную сеть и пространства для отдыха и развлечений.

Проект предусматривал трансформацию большой части оборудования закрытой целлюлозно-бумажной фабрики. Шарообразная структура, имеющая толстые стальные стены и внутреннюю бетонную облицовку, начиная с 1938 года была частью системы, которая использовала кислоту для разрушения древесной щепы.

Металлическая сфера около девять метров в диаметре, весит более 179 тонн и поднимается на высоту 11 метров. Структура “должна стать мощным аутентичным артефактом, соединяющим сообщество с могучим промышленным прошлым Беллингема”, – сказали архитекторы Mutuus Studio в описании проекта.

В оформлении сферы используется уникальное покрытие – проектировщики искали прочный материал с низким уровнем обслуживания, который был бы устойчив к вандализму и ненастной погоде.

“Мы неустанно удивлялись экспериментам с этим простым материалом и были загипнотизированы тем, как свет отражался и взаимодействовал с окружающей средой вокруг него”, – сказала команда, отметив, что покрытие придало структуре захватывающее качество. “От фонарика до фар проезжающего автомобиля, от солнечного луча до убывающей Луны, Waypoint использует свет вокруг города Беллингем и меняется в течение каждого сезона, в течение дня и ночи”.

Роскошный отель в переоборудованном зернохранилище. Кейптаун, Южная Африка

Авторы: Heatherwick Studio

Отель с оригинальными окнами – это часть реконструированного пространства от архитектурного бюро Heatherwick Studio бывшего здания зернохранилища в гавани Кейптауна. Лондонская студия Heatherwick, возглавляемая дизайнером Томасом Хизервиком, занимается преобразованием здания, где ранее открылся музей современного искусства Zeitz Africa (MOCAA). Занимая шесть этажей над музеем, отель The Silo размещается в части зернового элеватора здания, где зерно когда-то поднималось лифтами для взвешивания, очистки и хранения.

Зернохранилище открылось в 1924 году и являлось на протяжении 80 лет центром международной торговли и экспорта в гавани бухты. Архитекторы Heatherwick Studio постарались сохранить многие оригинальные черты здания, в том числе 42 цилиндрических бункера для хранения, вырезанные внутри и сформировавшие большой атриум для музея.

Читайте также:
Разновидности маяков для стяжки пола

Наиболее заметным изменением экстерьера здания являются ряды стеклянных окон, вставленных в существующий бетонный каркас верхних этажей. Из окон открывается потрясающий вид, а ночью они превращают верхнюю часть здания в светящийся маяк. Интерьеры отеля были спроектированы его основателем и владельцем Лиз Байден, чей эклектичный подход к декору призван дополнить контраст между старым и новым. Каждый из 28 номеров и люксов уникален – с тканями, обоями и мебелью, придающими индивидуальный характер этим пространствам.

Реконструкция здания бывшей пожарной станции в порту Антверпена, Бельгия

Авторы: Zaha Hadid Architects

Впервые представленный в 2009 году, проект стал одним из самых амбициозных предложений реконструкции здания, которое должно было стать штаб-квартирой администрации порта. Огромный стеклянный объем более 100 метров в длину должен был разместиться над существующим историческим зданием бывшей пожарной станции.

В основе проекта – чередование прозрачных и непрозрачных треугольных стеклянных панелей, расположенных таким образом, чтобы визуально с одной стороны структура казалась плоской, а с другой – повторяло рябь воды, при этом ломала масштаб, обеспечивала достаточное количество дневного света, тени и из нее открывался прекрасный вид на реку Шельда, город и порт. И, конечно же, новый объем не должен был скрыть фасады существующего исторического здания. “Новый корпус выглядит как тщательно вырезанная форма, меняющая свой внешний вид с изменением интенсивности дневного света”, – поделились архитекторы. “Как рябь на поверхности воды в окружающем порту, новый фасад отражает изменение условий освещения и его прозрачный объем придал новому зданию сверкающий вид, таким образом переосмыслив прозвище Антверпена как города алмазов.”

В верхних уровнях существующего здания и в нижних этажах новой пристройки разместились ресторан, конференц-залы и аудитория на 90 мест, а на остальных этажах расположены офисы открытой планировки.

По проекту итальянского архитектора Ренцо Пьяно ведется преобразование электростанции на берегу Москвы-реки в новую площадку для современного искусства.

Построенная между 1904 и 1907 годами в районе Якиманка электростанция когда-то была поставщиком энергии для города. Теперь она будет переосмыслена для поставки энергии другого рода – творческих идей. Здание электростанции занимает двухгектарный участок по соседству с “Красным Октябрём” на знаменитой стрелке Москвы-реки. И уже совсем скоро бывшая ГЭС-2 будет преобразована в новое творческое пространство.

Территория бывшей ГЭС-2 будет разделена на три ключевые зоны – общественные места, демонстрирующие бесплатные экспонаты, крытые художественные галереи и учебные заведения. Территория будет благоустроена для создания парка скульптур в окружении берез и амфитеатра для проведения мероприятий, включая показ фильмов под открытым небом. Библиотека, книжный магазин, кафе и аудитория будут расположены рядом с атриумом галереи.

В главных галереях будет представлена выставочная программа фонда V-A-C, а образовательная часть будет включать в себя проведение художественных мастер-классов и курсов. Здесь же расположатся блоки резиденций художников с проектными комнатами. Официальное открытие арт-центра запланировано на 2021 год.

Реконструкция исторических зданий: новый облик старинной фабрики

Политехнический музей закрылся на масштабную реконструкцию в 2013 году, а первые экскурсии для журналистов в ещё не отремонтированном здании состоялись только спустя шесть лет.

Как тогда рассказали специалисты, в процессе реставрации нужно было решить множество проблем, касающихся не только внешнего вида здания, но и его конструктивных особенностей. Например, кирпичные колонны, расположенные в подвалах музея, опирались на фундамент из песчаника, который за 150 лет существования здания пришёл в негодность. Из-за этого разница высот между корпусами в некоторых местах достигала полутора метров. Кроме того, в музее не было центрального отопления и системы вентиляции, а одним из самых сложных этапов реконструкции стало создание дополнительного подземного уровня, в котором решено было разместить вентиляционные камеры и другие коммуникации.

Одной из главных задач реставраторов было воссоздать изначальный облик интерьеров музея. Его историческая кирпичная кладка оказалась скрыта под множеством слоёв краски и штукатурки. По словам руководителя строительства Юрия Государева, в ходе реставрации в музее была восстановлена кирпичная кладка стен, заменены оконные и дверные блоки, покрыты металлом выступающие части фасадов, а весь фасад был обработан специальным составом для защиты здания от погодных условий.

Евангелическо-лютеранская кирха в селе Зоркино, Саратовская область

Церковь Иисуса Христа в неороманском стиле с 48-метровым шпилем — на два метра выше статуи Свободы — была построена в современных окрестностях Саратова в 1877 году. В то время здесь располагалась колония поволжских немцев Цюрих (впоследствии село Зоркино). Новая каменная церковь была спроектирована берлинским архитектором Иоганном-Эдуардом Якобшталем и стала одним из самых красивых зданий Поволжья.

Приход жил и процветал до 1918 года — тогда всё имущество церквей перешло к государству. Богослужения были прекращены, а кирха начала разрушаться из-за внешних и внутренних воздействий. На протяжении нескольких десятилетий в здании бывшей церкви работало зернохранилище, мастерская и сельский клуб с кинозалом. В 1992 году случился сильный пожар, после которого уцелели только стены, а здание со временем превратилось в руины, заросшие деревьями.

Новой главой в истории кирхи стал 2013 год, когда началось её восстановление фондом «Цюрих — Зоркино». Руководитель фонда — Карл Лоор, белгородский бизнесмен и меценат, отец которого вырос в колонии Цюрих. Для восстановления церкви в архивах были найдены оригинальные чертежи, работы велись в точном соответствии с ними и заняли два года. 3 октября 2015-го кирха была вновь открыта для прихожан, в ней появились краеведческий музей и библиотека. Каждое воскресенье в 11:00 в церкви проходит служба и играет орган, установленный на прежнем месте. Рядом с кирхой был построен гостевой дом, где могут остановиться туристы и паломники.

Читайте также:
Раскладная кровать-трансформвер в виде тумбы: 5 видов с матрасом, особенности выбора основания

Миусское трамвайное депо, Москва

Реставрация ансамбля Миусского трамвайного депо на Лесной улице завершилась в 2019 году. Красные кирпичные здания строились в стиле промышленной неоготики с 1874 по 1910 год и были украшены витражами, декоративными элементами на фасаде и башенками. Известно, что в строительстве наряду с другими архитекторами и инженерами принимал участие Владимир Шухов.

Практически все здания депо хорошо сохранились. Правда, кирпичные фасады были выкрашены в красный и белый цвета, так что реставраторам пришлось их расчищать. Редевелопмент коснулся не только внешнего облика зданий, но и их интерьеров. В одном из корпусов, ранее выполнявшем роль ремонтных мастерских, восстановили лестницы, ограждения и пол из метлахской плитки.

После окончания реставрации летом 2019 года в здании депо открылся гастрономический квартал с одноимённым названием, быстро ставший культовым местом столицы.

Ликёро-водочный завод, Воронеж

Комплекс зданий бывшего ликёро-водочного завода является одной из главных архитектурных достопримечательностей Воронежа. Своим появлением здание обязано масштабной антиалкогольной кампании, развернувшейся в России в конце XIX века, и введению винной монополии.

Впечатляющее кирпичное здание винных складов было построено в Воронеже по проекту главного городского архитектора Александра Баранова и открылось в 1900 году — цифру на фасаде можно увидеть и сегодня. Главное здание изначально было четырёхэтажным, в советские годы решили достроить ещё этаж. Об архитектурном стиле здания, больше похожего на замок или крепость, а вовсе не на завод, спорят до сих пор.

В 1941 году завод, как и многие производства того времени, превратился в оборонное предприятие и выпускал горючую смесь для нужд фронта. В годы войны завод хоть и пострадал, но не был разрушен. Всё благодаря невероятной толщине стен.

В начале прошлого десятилетия ликёро-водочный завод «Воронежский», работавший в этих помещениях, был признан банкротом, но не превратился в очередные руины. Летом 2017 года на территории бывшего завода прошёл архитектурный образовательный форум «Зодчество VRN», а уже к 2018 году часть главного производственного корпуса-замка отреставрировали и открыли пространство «Винзавод». Сейчас здесь располагается областной департамент архитектуры и градостроительства Воронежа.

Конюшня усадьбы Татарниковых, Москва

Весной 2019 года в центре Москвы завершилась комплексная реставрация кирпичной конюшни, построенной в XIX веке на территории усадьбы купцов Татарниковых. Здание стало шестнадцатым объектом культурного наследия, восстановленным по программе льготной аренды « 1 рубль за 1 квадратный метр ». Программа действует в Москве с 2013 года, её цель — привлечение инвесторов к реставрации городских объектов культурного наследия. Взамен они получают отреставрированное помещение в аренду на 49 лет. Цена аренды символическая и составляет всего 1 рубль за квадратный метр.

На реставрацию одноэтажной конюшни и превращение её в светлое офисное пространство потребовался год. При работе были использованы старинные фотографии, документы и чертежи, а для восстановления фасада по всей стране искали оригинальный красный кирпич того времени. Только на поиски исторических кирпичей пришлось потратить несколько месяцев.

Реставрационные работы коснулись и интерьера: в здании появилась кухня и с нуля был восстановлен камин, от которого сохранилась только труба.

Машиностроительный завод «Арсенал», Санкт-Петербург

Фото: Пресс-служба администрации Петербурга

История российского промышленного гиганта, завода «Арсенал», началась в начале XVIII века, когда по указу Петра I был учреждён Пушечный литейный двор. Там изготавливали корабельные и полевые орудия, выпускали боеприпасы, а позже даже занялись художественным литьём.

В советское время завод работал на военную промышленность, а позже частично был переориентирован на нужды космической отрасли. Со временем некоторые из помещений завода освободились, но не были заброшены, а стали примером успешного редевелопмента. Ещё в 2016 году правое крыло завода отдали в аренду креативному пространству. В помещениях сделали капитальный ремонт, заменили окна, а кирпичную кладку отреставрировали и обработали специальным составом, сохранив в первоначальном виде. В настоящее время сохранившийся красный кирпич можно увидеть в интерьерах нескольких пространств завода.

Сейчас в здании расположены офисы, склады, производства, клубы, один из самых крупных скалодромов города и общественное пространство.

Хоральная синагога, Самара

В 1909 году в Самаре состоялось открытие хоральной синагоги, построенной по проекту архитектора Зельмана Клейнермана. Здание в неомавританском стиле с ярким фасадом из красного и белого кирпича стало заметной религиозной и архитектурной точкой города. Спустя всего 20 лет, в 1929 году, синагога была закрыта и передана в распоряжение Горсовета. Позднее там был открыт дом культуры, а потом разместился хлебозавод № 8.

В 1994 году здание синагоги было возвращено еврейской общине, однако комплексный проект по её реставрации был подготовлен только в 2012 году. Тогда в синагоге успели частично отреставрировать кирпичную кладку фасадов и кровельное покрытие купола западной башни, но из-за нехватки средств работы пришлось заморозить на неопределённый срок.

В октябре 2018 года фасад восточной стены и крышу снесли из-за аварийного состояния. Стену позже выстроили заново, воссоздав оригинальный рисунок кирпичной кладки синагоги, но градозащитники критически отреагировали на подобное решение. По их мнению, кирпич можно было сохранить и использовать при дальнейших работах, а не выкидывать, заменяя новым.

Сейчас реставрация продолжается. Все работы по восстановлению здания синагоги планируют завершить к 2021 году.

Крепостная стена Донского монастыря, Москва

Реставрация зданий и сооружений, которые входят в архитектурный ансамбль Донского монастыря, продолжается на протяжении нескольких лет. Прямо сейчас в лесах стоят Семинарский корпус и храм святого Иоанна Златоустого, а совсем недавно были завершены работы по восстановлению двух башен — № 11 и 12 — крепостной стены монастыря, построенной на рубеже XVII–XVIII веков из красного кирпича.

Читайте также:
Нюансы при остеклении лоджий (балконов)

Летом 2019 года завершилась реставрация башен № 4 и 5 — ещё двух из двенадцати. По словам экспертов, в последний раз работы по их сохранению и восстановлению проводились в середине прошлого века. С тех пор кирпичная кладка успела сильно разрушиться в некоторых местах, а часть декора, отсылающего к московскому барокко, была утрачена. Задачей реставраторов было не только восстановить первоначальный облик башен, но и уберечь их от возможного разрушения.

Реставрация проводилась и на фасадах, и в интерьерах башен. Согласно информации на сайте монастыря, в ходе работ была отремонтирована кирпичная и белокаменная кладки, все поверхности расчищены от грязи и нескольких слоёв краски, отреставрированы оконные и дверные проёмы, а также сохранены оригинальные кованые элементы и изготовлены новые кованые светильники, отсылающие к XVII веку.

Дом Ярошенко на Хитровке, Москва

Фото: Фонд «Внимание»

Фото: Артем Бирюков

На сегодняшний день дом Ярошенко, упомянутый Владимиром Гиляровским в книге «Москва и москвичи», является самым старым зданием Москвы, где до сих пор живут люди. История дома началась в XVII веке, и с тех пор его очертания менялись, наслаиваясь друг на друга. Дом сохранил архитектурные черты четырёх веков, и в этом главная причина сложности его реставрации.

Особенному дому повезло с особенными жильцами, неравнодушными и интересующимися его историей и сохранением исторического наследия. Им удалось предотвратить застройку Хитровской площади и спасти собственный дом, который в 2013 году в рамках капитального ремонта планировалось оштукатурить, уничтожив таким образом изразцы и старинную кирпичную кладку.

В 2016 году жители дома Ярошенко зарегистрировали фонд Достопримечательного места «Хитровка», открыли счёт, взяли в Департаменте культурного наследия разрешение на исследования, провели их и подготовили проект научной реставрации здания. С 2017 года под надзором профессионального архитектора и при помощи архитекторов-волонтёров идёт реставрация. И хотя она ещё не закончена, результаты можно увидеть уже сейчас: на фасадах видны кирпичные арки и кладки разных периодов, начиная с XVII века.

Во время расчистки фасада под штукатуркой даже был случайно обнаружен карандашный рисунок XIX века, который сейчас закрыт оргстеклом и виден всем желающим.

Сергей Конев

Архитектор, реставратор первой категории, общественный деятель. Автор и соавтор множества проектов реставраций в России и за рубежом, научный руководитель работ по реставрации Малого театра

Кирпичная кладка реставрируется так: разрушенный, деструктурированный кирпич аккуратно вынимается из общего объёма кладки, а на его место устанавливается новый, имеющий такие же размерные, текстурные и другие параметры. Швы восстанавливаются связующим раствором, соответствующим по составу существующему образцу.

Если на объекте повреждена часть стены, то она восстанавливается кирпичом, соответствующим по размеру, плотности и цвету. Также важно сохранить цвет, размеры, глубину и систему наружной обработки растворного шва. Если в реставрируемом фрагменте повреждены наружные плоскости кирпичной кладки, применяются домазки, которые позволяют восстановить поверхность кирпича и раствора с подбором нужного колера.

На каждый объект производитель работ составляет методическую рекомендацию реставрации кирпичной кладки с описанием видов работ и применяемых материалов. Эти рекомендации согласовываются авторским надзором, научным руководством и утверждаются заказчиком. Впоследствии они входят в Научно-методический отчёт при сдаче объекта в эксплуатацию.

Особых сложностей при реставрации кирпича нет, но очень важна практика реставрационного ремесла. Осенью я смотрел, как восстанавливается кирпичная кладка в прусском замке. Вроде бы делается всё по написанному в теории, но по нюансам видно, что человек не реставратор. Возможно, каменщик, но реставрация — это высший уровень ремесла, где важна способность повторить технологию кладки исторического мастера. Это как повторить подпись чужого человека: кому-то это дано, а кому-то нет.

Пока в России реставрация кирпичной кладки ведётся людьми, которые могут заниматься всем, качества не будет. Во всём реставрационном мире каменщик-реставратор — это отдельная специальность. Он должен иметь аттестацию государственной организации, отвечающей за реставрационные работы на ОКН, и аттестацию местной ассоциации каменщиков-реставраторов. Только те специалисты, у которых есть аттестационная квалификация, имеют право работать на реставрационных участках. К сожалению, у нас под аттестованного специалиста организации получают реставрационные лицензии по направлениям работ, а на объекте часто работают пришлые люди, так как их квалификация позволяет платить им меньше.

Роман Зэноагэ

Директор по маркетингу BRAER

Индустрия производства кирпича находится на подъёме. Заводы внедряют новые технологии, строят современные печи и сушильные камеры, проводят лабораторные исследования. Более детальным стал процесс приготовления сырья. Рынок строительного кирпича растёт, особенно если проследить динамику за последние 20 лет. В России сегодня работает около пяти заводов с объёмом производства более 100 млн единиц условного кирпича в год. Счёт менее крупных предприятий идёт на десятки и сотни.

Если говорить о работе со старыми зданиями, то здесь есть множество подходов. Разумеется, исторические памятники, объекты культурного наследия и достопримечательности заслуживают самого бережного отношения. Речь идёт не только об эстетической стороне вопроса. Старые конструкции необходимо укреплять и восстанавливать таким образом, чтобы они смогли прослужить ещё долгое время после реставрации. Поэтому и строительные материалы должны быть не просто аутентичными, но и надёжными и долговечными.

Кирпич — это, по сути, уникальный строительный материал. Только здания, построенные из кирпича, можно восстановить путём частичной замены кирпича в кладке.

Часто исторические здания восстанавливают, а те полностью утраченные объекты архитектурного ансамбля, которые восстановить уже невозможно, отстраивают заново с применением современных технологий и наших строительных материалов, сохраняя при этом общую стилистику.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: